Мздоимец. Взяточник.

12578801

 

Один подьячий — мздаимец; другой мзды не емлет, но лакомству предан…

М.Е Салтыков — Щедрин, «Игрушечного дела людишки».

Традиция давать подношения должностным лицам в нашем Отечестве уходит корнями в систему «кормлений», окончательно сформировавшуюся во времена Московского великого княжества (XIV-XV веков). Первое же упоминание о мздоимстве появилось в русских летописях XIII в период становления централизованного государства, в тот момент, когда власть непосредственно от князя, стала переходить в руки его приближенных.

Система кормления работала следующим образом. Доверенные лица великого князя или государя, занимавшие управленческие должности, не получали тогда жалованья из казны. Вместо этого их отправляли в города и волости, где местное население было обязано содержать («кормить») государевых посланников весь срок службы.

«Кормленщики» собирали подношения как натурой (хлебом, мясом, сыром, овсом и сеном для лошадей и т.д.), так и деньгами. В их карман шли судебные пошлины, пошлины за право торговли и другие выплаты. Судя по летописным источникам, произвол и злоупотребления носили массовый характер.


Первое законодательное ограничение коррупционных действий принадлежит Ивану III. Его внук Иван Грозный впервые ввел смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках и отменил систему «кормлений» в середине XVI века.

На смену ей пришел налог в пользу казны, из которого должностные лица отныне должны были получать содержание. Однако другие условия, порождавшие практику подношений, — централизованная административная иерархия, жесткий контроль над всеми сферами жизни, правовая незащищенность «низших сословий» — оказались не затронутыми реформами. Чиновничество по-прежнему занималось поборами.

После введения Соборного уложения 1649 года происходит дальнейшая бюрократизация и централизация аппарата управления (этот же судебник закрепил крепостное право)

Нельзя сказать, что верховная власть оставалась безучастной к лихоимству чиновников. Борьба с взяточничеством велась на протяжении веков — то с большей, то с меньшей интенсивностью. Особой лютостью по отношению к взяточникам и казнокрадам отличался Петр I. Даже любимец царя А. Меньшиков чудом избежал ссылки в Сибирь, когда выяснилось, что он брал взятки за предоставление выгодных военных подрядов. Характерен также и такой эпизод, когда после многолетнего следствия был изобличен в коррупции и повешен при всем истеблишменте сибирский губернатор Гагарин. А потом, через три года, четвертовали за взяточничество обер-фискала Нестерова – того, кто изобличил Гагарина. При Петре 1 был введен Воинский устав, в котором взяточничество рассматривалось с трех сторон: простое получение взятки, нарушение служебного долга вследствие получения взятки и совершение преступления за взятку (причем за последнее — было установлено наказание в виде смертной казни). Петр видел в недобросовестности чиновников чуть ли не главного врага своих реформ; Екатерина II особым указом запретила любые виды «акциденций» (так в ту эпоху называли подношения). И имена взяточников объявлялись для всеобщего ознакомления. Александр 2-й жаловался Лорис-Меликову на «безоглядную не-преданность чиновничества, которая только и служит, что не государю и народу, а своему кошельку».

Александр III, видя, что коррупция принимает все более изощренные формы, в 1884 г. утвердил «Правила о порядке совмещения государственной службы с участием в торговых и промышленных товариществах», в результате чего сочетать государственную службу со службой в частной фирме стало формально невозможно.

Развитие капиталистических отношений, появление первых акционерных обществ в конце XVIII-начале XIX века создали новые возможности для обогащения бюрократии. Устав любой акционерной компании подлежал непременному утверждению самим государем императором. Но прежде чем предстать перед взором монарха, проект устава должен был получить одобрение в различных ведомствах «по принадлежности».

На протяжении всего царствования дома Романовых коррупция оставалась немалой статьей дохода и мелких государственных служащих, и сановников. Например, елизаветинский канцлер Бестужев-Рюмин получал за службу российской империи 7 тысяч рублей в год, а за услуги британской короне (в качестве «агента влияния») – двенадцать тысяч в той же валюте.

Некоторые современные эксперты (из фонда ИНДЕМ) полагают, что смена государственного строя и формы правления в октябре 1917 г. не отменила коррупцию как явление, но зато сформировала лицемерное отношение к ней, немало способствовавшее укоренению мздоимства и лихоимства в новой административной среде.

Так 2 мая 1918 г. Московский революционный трибунал рассмотрел дело четырех сотрудников следственной комиссии, обвинявшихся во взятках и шантаже, и приговорил их к шести месяцам тюремного заключения. Узнавший об этом Председатель СНК В.И.Ленин настоял на пересмотре дела. ВЦИК повторно вернулся к этому вопросу и приговорил троих из них к десяти годам лишения свободы. В архивах хранятся: записка Ленина Д.И.Курскому о необходимости немедленного внесения законопроекта о строжайших наказаниях за взяточничество и письмо Ленина в ЦК РКП (б) с предложением поставить в повестку дня вопрос об исключении из партии судей, вынесших слишком мягкие приговоры по делу о взяточниках. Декрет СНК «О взяточничестве » от 8 мая 1918 г. стал первым в Советской России правовым актом, предусматривавшим уголовную ответственность за взяточничество (лишение свободы на срок не менее пяти лет, соединенный с принудительными работами на тот же срок). Интересно, что в этом декрете покушение на получение или дачу взятки приравнивалось к совершенному преступлению. Кроме того, не был забыт и классовый подход: если взяткодатель принадлежал к имущему классу и стремился сохранить свои привилегии, то он приговаривался «к наиболее тяжелым и неприятным принудительным работам», а все имущество подлежало конфискации.

В записке Отдела административных органов ЦК КПСС и КПК при ЦК КПСС об усилении борьбы со взяточничеством в 1975-1980 гг., датированной 21 мая 1981 г., указано, что в 1980 г. выявлено более 6000 случаев взяточничества, что на 50 % больше, чем в 1975 г. Рассказывается о появлении организованных групп (пример – более 100 человек в Минрыбхозе СССР во главе с заместителем министра). Говорится о фактах осуждения министров и заместителей министров в республиках, о других союзных министерствах, о взяточничестве и сращивании с преступными элементами работников контрольных органов, о взяточничестве и мздоимстве в прокуратуре и судах.

По данным международной организации, «Transparency International», (название которой переводится как «международная прозрачность») Россия находится на четвертом месте в рейтинге наиболее коррумпированных стран.

Сам список выглядит следующим образом: Нигерия, Боливия, Колумбия, Россия, Пакистан, Мексика, Индонезия, Индия, Венесуэла, Вьетнам. Рейтинг составлялся путем опроса крупных западных бизнесменов, которым предлагалось выстроить в порядке убывания список наиболее, по их мнению, коррумпированных стран. По оценкам некоторых экспертов ущерб от коррупции в России в год составляет 10-20 миллиардов долларов. По результатам опроса населения России в феврале 1999 г. Фондом общественного мнения 40 % населения страны хотело услышать от Президента, какие шаги будут сделаны по улучшению ситуации с преступностью и коррупцией. Данное мнение было высказано гражданами, поддерживающими различные политические партии. Это говорит о том, что в системе приоритетов российских граждан в политической сфере, решение проблемы с коррупцией является одной из главных.

В тоже время статистика борьбы с коррупцией свидетельствует о том, что не все нечистоплотные чиновники привлекаются к ответственности.

Так что же такое коррупция, чем она отличается от взяточничества и на чем складывается уверенность людей в коррумпированности российский чиновников.

MarketStep i law.vl.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *